Гиперзвуковые боевые блоки баллистических ракет

Первая половина текущего года ознаменовалась сообщениями СМИ об успешных испытаниях в России и Китае гиперзвуковых летательных аппаратов, представляющих собой отделяемые от носителя планирующие гиперзвуковые боевые блоки баллистических ракет. 4 Август 2015, 06:46
Российский «объект 4202» и китайский WU-14 свидетельствуют о новом витке в гонке ракетно-ядерных (и, что важно, неядерных) технологий. Пока речь идет именно о гонке технологий, а не вооружений, поскольку и российский, и китайский, и американские (HTV-2 и AHW) экспериментальные гиперзвуковые летательные аппараты не вышли за рамки этапа опытно-конструкторских работ и испытаний.
Запуск МБР Minotaur IV (с) vandenberg.af.mil
Тем не менее, уже сейчас можно прогнозировать, что в случае принятия на вооружение ракетно-планирующие системы существенно расширят круг задач, решаемых стратегическими ядерными силами России, Китая и США, – именно эти три государства являются в настоящее время лидерами в освоении гиперзвуковых технологий. Для американцев – это воплощение в жизнь концепции мгновенного упреждающего и обезоруживающего удара (PromptGlobalStrike). Для России и Китая – не только гарантированное преодоление любой перспективной системы ПРО, но и возможность задействовать стратегические ядерные силы в неядерном оснащении на ранних стадиях вооруженного конфликта с целью исключения его возможной эскалации.
Российский «объект 4202» является промежуточной разработкой на пути создания более современного боевого блока для существующих и перспективных тяжелых межконтинентальных баллистических ракет (МБР) наземного базирования, включая РС-28 «Сармат» и, не исключено, РС-26 «Рубеж», а также баллистических ракет, размещаемых на подводных лодках (БРПЛ). Маневрирующие по тангажу (в вертикальной плоскости) и рысканию (в горизонтальной плоскости) боевые блоки в составе моноблочных и разделяющихся головных частей российских МБР обессмысливают создаваемую США систему глобальной ПРО и являются тем самым «тузом в рукаве», который в последний момент может резко изменить правила игры и принудить американцев к компромиссу.
Действующее (вступило в силу с 2011 года) российско-американское соглашение о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений СНВ-III (NewSTART) не накладывает никаких ограничений на развитие и совершенствование российской ядерной группировки. Зафиксированные в нем количественные параметры позволяют Вооружённым силам России обеспечить в полном объеме стратегическое сдерживание в мирное время и поражение ядерных объектов противника с гарантированной вероятностью – в военное.
Вместе с тем СНВ-III требует привести количество средств доставки и боевых блоков к необходимому значению (700 и 1550, соответственно, для каждой из сторон) к 2018 году. К этому времени стоит ожидать строительство и передачу ракетным войскам большого количества ракетных комплексов новых типов – легких РС-24 «Ярс» (SS-27 Mod. 2/3), средних РС-26 «Рубеж» (SS-X-31) и тяжелых РС-28 «Сармат» (SS-X-30), которые призваны заменить в арсенале Ракетных войск стратегического назначения морально устаревшие системы предыдущего поколения РС-12М/М2 (SS-25/SS-27 Mod. 1), РС-18Б (SS-19 Mod. 2) и РС-20В (SS-18 Mod. 5/6), соответственно.
К этому же времени в США могут быть поставлены на боевое дежурство перспективные боевые ракетные комплексы CSM () в составе МБР Minotaur IV, являющихся модернизированным вариантом МБР Peacekeeper, с головными частями, оснащенные гиперзвуковыми боевыми блоками PDV (PayloadDeliveryVehicle). В качестве последних будут использованы изделия, опирающиеся на существующие альтернативные экспериментальные разработки HTV-2 (заказчик ВВС США) или AHW (заказчик Сухопутные войска США).
Гиперзвуковой беспилотник Falcon HTV-2.
В случае успешного завершения программы испытаний экспериментального гиперзвукового летательного аппарата WU-14 (а пока что оба произведенных пуска были успешными) маневрирующими головными частями на его базе могут быть оснащены китайские МБР – существующая гиперзвуковой Dong Feng-31 (CSS-9) и перспективная Dong Feng-41 (CSS-X-10), а также баллистическая ракета средней дальности Dong Feng-21 (CSS-5).
Всё сказанное выше позволяет предположить, что лакуны в российско-американском договоре СНВ-III, позволившие сторонам в течение последних полутора десятилетий разработать технологии ракетно-планирующего оружия, равно как и китайский фактор, вынудят Россию и США (с обязательным подключением к переговорному процессу Китая, с ракетно-ядерным потенциалом которого уже невозможно не считаться) рано или поздно приступить к поиску для ограничения развития и распространения крайне опасных, с точки зрения международной стабильности, ракетных технологий, использующих гиперзвуковые скорости. Залогом успеха переговорного процесса по данному вопросу может служить история американо-советских и американо-российских отношений в области контроля стратегических наступательных вооружений (см. Таблицу 1).
Таблица 1. Эволюция ракетных технологий и режима их контроля
                                                   

Комментарий для РСМ

 Максим Шеповаленко, Центр анализа стратегий и технологий